В поисках волшебных скилов.


В начале поездки Мишутка, Андрей “Эбботт” и другие частенько упоминали в разговоре слово “скил”. Ну, типа можно в поездке по горам приобрести их, найти где-то и всё такое. Я, по наивности своей и необразованности, думал, что скилы эти это такие камушки драгоценные, красивые и разноцветные. Ну, на крайний случай, что-то вкусное или очень полезное, то, что можно спрятать в карман или рюкзачок. Но точно, как они выглядят, я не знал, а спросить боялся, опасаясь насмешек авторитетов. Потому по приезду на вечернюю стоянку, я каждый вечер тщательно осматривал территорию на предмет чего-то необычного, заглядывал под валуны, бродил по лесу, если таковой имелся, нырял в воду, ковырялся в земле. Да и по дороге днём, то и дело нырял то в глубокую грязную лужу, то заезжал в кусты, падал в колею и на камнях. Делал всё это, прикрываясь неопытностью и плохой подготовкой мотоцикла. Но на самом деле всякий раз пытался раздобыть этот очень ценный и необходимый скил. Ведь у всех, как я понял из разговоров, он имелся, у некоторых даже в изобилии. А у меня его совсем нет. Есть дома всякие ракушки, сухие веточки растений со всей страны, фотографии и прочее. А скилов всяких нет. Короче, я очень старался, и вот что из этого вышло…

Боялся, что не успею собрать все вещи в дорогу, ни на что не хватало времени. Да и решение отправиться в Краснодарский край на майскую покатушку в компании ОФРП было принято окончательно буквально за вечер до выезда. Судорожно набил баулы вещами, запасами тушёнки и бакалеи, приторочил их к мотоциклу, распихал инструмент, камеры, палатку и прочее необходимое. Следующим днём мне надо прибыть в посёлок Жаворонки к Михаилу “Pate” домой, чтобы загрузиться к нему в машину. Он великодушно согласился взять меня третьим номером в свой экипаж.
В день отъезда, неспеша пришёл днём в гараж. Немного там поковырялся, так как осталось много недоделанной работы. Часам к трём поехал в Жаворонки. Довольно быстро доехал до места. Михаил ещё не собирался. Съездили с ним в магазин за провизией. Приехали, перекусили и стали упаковывать его вещи. Бронировали армированным скотчем бутылки со спиртным, коробки с кашами и прочее. Загрузили мой мотоцикл в пикап и ожидаем прибытия Андрея “Эбботта”. Пока ждём, ищем в гараже необходимую амуницию и снаряжение.
Часам к шести вечера прибыл Андрюха. Загрузили его мотоцикл. Посередине воткнули мотоцикл Михаила. Распихали по машине наши вещи, покушали на дорогу и в путь.
Ехали всю ночь и начало следующего дня. Без приключений около трёх часов следующего дня прибыли на место. Там уже застолбил поляну Андрей “ПГ”. Со вчерашнего дня он обгорает на солнце и бухает с местными рыбаками. Только поставили палатки, как нас “обилетил” местный егерь. Оказывается мы на территории заказника, а там нельзя находиться на транспортных средствах, жечь костры, ставить палатки, ловить рыбу и прочее. Хотя место сильно загажено всякими рыболовами, есть много костровищ и следов машин. Мужик оказался не вредный. Со всей честной компании вышло всего три тысячи рублей за костёр. Мы ещё шутили, что это нам надо приплатить, так как ПГ убрал всю поляну от мусора.
К вечеру подтянулась остальная часть компании. Ещё одного ждём по дороге. Стало шумно, весело и вкусно. Собралось двенадцать человек. Самогон искрился в алюминиевых и другого цветмета ёмкостях. В его богатом вкусовом букете находили отголоски южных склонов крымских гор, благородную горчинку хрена, мягкость хурмы, колкость семидесятиградусного спирта. Праздник продолжался до поздна, но я вскоре сдался и пошёл спать. Не смотря на то, что днём очень жарко, ночи ещё весьма холодны. Этот момент тоже подгоняет побыстрее забраться в тёплый спальный мешок.


В качестве небольшого отступления хочу познакомить вас со всей честной компанией.Два Михаила: Мишутка и Pate, два Александра: Скунс и Зайчик, два Андрея: Abbott и ПГ, два Ивана: Vantes и Корсак, два Володи: Черепаха и Лотос, и по одному Амир, Марьяна, Сергей “Интрудер”. Итого чёртова дюжина. Из всей этой компании я езжу хуже всех и в дальнейшем во время поездки частенько ехал в хвосте, особенно по горам. Но в этой компании своих не бросают, поэтому я выжил и пишу этот маленький мемуар.




...
Неплохо выспался и проснулся под сочный баритон Vantesa. Он исполнял романс-импровизацию на тему “О! сколько нам продуктов разных с собой везти придётся вдруг”. Ему не стройными голосами вторил хор мальчиков.


Настало время завтрака, сборов, починки и прочей суеты. Мне, так сложилось, делать нечего. Слоняюсь вокруг лагеря и ловлю ящериц, коих тут великое множество.


По прошествии некоторого времени всё же собрались и поехали. Машины и ненужное оставили под присмотром на частном пляжу с названием “Оазис”. Пляж тут же был переименован в “О! Азис!”
Больше нас ничего не задерживало. Путь наш лежал по береговой линии прямо по пляжному песку, по ракушечнику и редкой травке. Вскоре упёрлись в водную преграду. Протока была не широка, но в некоторых местах глубока. Мишутка ринулся в воду и стал искать брод. В итоге народ стал потихоньку переезжать на тот берег. Я так же прошёлся по броду и в итоге выбрал самое мелкое место и проехал без помощи.


Не всем так повезло. Один мотик всё же утопили. Не повезло Марьяне. У неё самый низкий мотоцикл и воздушный фильтр находится низко. Через него вода и попала в двигатель. Пришлось потратить несколько времени на варку супа из Мотюля. Во время процедуры часть народа спит на берегу, другая накрыла стол и придаётся алкогольным возлияниям. В меру. Несмотря на палящее солнце, с моря дует сильный и холодный ветер. Приходится от ветра скрываться за небольшим холмиком из ракушек. Народ устроил игру “Морской бой”. Смысл её в том, что надо бросить в воду ракушку так, чтобы она поплыла, а не утонула. При этом надо постараться утопить ракушки других игроков. Чья ракушка дольше и дальше плывёт, тот и победил.


Суп сварен, мотоцикл заведён. Можно снова в путь. Опять мчим по береговой линии, поднимая в воздух фонтаны ракушек. Как ни странно, я пока не падаю. Вскоре упираемся в очередную водную преграду. На сей раз она заметно больше и напоминает небольшое озеро. Уже было посетила меня мысль, что придётся возвращаться обратно, но… Отважный Андрюха ПГ ринулся в солёные воды океанской пучины. Он такой герой, что даже одежду не снял, даже мотоботы не скинул. Под подбадривание с берега, он прошёл по водной глади и нашёл-таки брод. Началась занимательная переправа.


Первую часть брода, что была глубока и опасна, проталкивали мотоциклы не заводя по три, четыре человека. На более мелкой части заводили и ехали до берега. У некоторых водная преграда вызвала небольшую панику. Володя Лотос недоумевал от бессмысленности происходящего. Я же несколько лет назад перестал об этом думать. В этой компании всегда так. Главное знать, что дорога всегда рядом и до неё ровнёхонько четыреста метров. В итоге все без жертв оказались на том берегу, мокрые и счастливые.



Пробившись через заросли камыша, снова оказались на береговой линии. К вечеру домчались до двух домиков на берегу. Рядом канал и на нём мостик, точнее шлюз. Место это на треке имело кодовое название “Х.З.” Как расшифровать я не знаю, толи Икс три, толи это аббревиатура двух русских слов. Кто ж знает?...




У этой точки и решили вставать лагерем. Тем более возле домиков стояло сооружение поменьше под кодовым названием “Эм. Жо.” В отсутствии всякой растительности, кроме травы с комарами, штука незаменимая. Поставили палатки, стол, на стол выпивку и закусь. Натянули верёвки и повесили сушиться мокрую от пота и купания одежду. Запас пресной воды у нас ограничен, поэтому я варил гречку в воде из канала. Зато сэкономили на соли. Народ наперебой предлагает тушёнку. Впервые дни её у всех слишком много и все желают избавиться от лишнего груза. Не всем это удаётся.
У одного из домиков есть пристроечка в виде навеса. Под ним мы и устроили кухню и столовую. Подвесили освещение, накрыли столы, порезали колбасы, сыры, положили сладости. Готовил я сразу на двух горелках предоставленных Андреями. Вскоре после команды ”Ужин готов!!!” народ собрался в столовой. Зазвучали тосты, зазвенели рюмки, застучали ложки о миски всех размеров и форм. Гречка на морской воде оказалась вполне съедобной. Чай, правда, я варил на пресной воде. После еды слушали исторические доклады Андрея Эбботта и других.

Вечер удался!




...
Солнечное утро не предвещало никакой беды. Доели вчерашнюю гречку, допили остатки пресной воды и стали штурмовать мостик.
Для удобства заезда на шлюз, положили на него широкую доску. На съезде положили здоровенный лист железа. Стали потихоньку переезжать на другую сторону канала. Вскоре я, Марьяна и Зайчик оказались впереди колонны и доехали до берега моря. Как вдруг по рации пришла команда “сушить вёсла”. Мы ждали на берегу, но никто не приезжал. Оставив Зайчика одного с мотоциклами, пошли обратно к шлюзу. По приходу узнали, что Лотос нырнул с моста в канал вместе с мотоциклом. К счастью всё это действо было заснято на телефон. Пока мы дошли, Лотоса уже выловили. Он раскладывал свои промокшие шмотки на солнышке, а народ пытался реанимировать мотоцикл. Я подоспел вовремя. Пришлось снять сидение и бак, чтобы добраться до свечи. У Лотоса не оказалось свечника, пришлось импровизировать. В итоге выкрутили свечу, прокачали поршень, слили из карбюратора воду. Пришлось и выпускной коллектор отвинтить, так как он был полон воды. Прокипятили масло. К счастью в нём воды было совсем немного. Вскоре удалось завести мотоцикл. Правда, для этого пришлось привязать его к KTM-у. Протащили его пару кругов вокруг одного из домиков, и он завёлся. В итоге для Володи Лотоса всё кончилось хорошо. Ему на память прекрасное видео, снятое на его же телефон, и урок по поводу правильно собранного в дорогу инструмента. На всю процедуру потратили несколько часов. Всё это действо проходило под палящими лучами солнца на страшной жаре.



Наконец-то все перебрались на другую сторону канала и поехали по берегу моря в сторону Темрюка. По дороге я успел искупаться в море, пока ожидал основной состав. По берегу весь маршрут проехать не смогли. В Темрюке заехали в какую-то кафешку. Там набрали еды и вкусно пообедали. В соседней чебуречной накупили свежих чебуреков. Особенно был рад чебурекам Михаил Pate.



Съездили посмотреть некий фонтан. Хрень полная не стоящая внимания. На улице стоит страшная жара, палит солнце, ветра нет. Вокруг цветут всякие деревья и кустарники, и воздух наполнен смесью ароматов акации, боярышника, вишни, яблонь и много ещё чего.
К вечеру сделали марш бросок по асфальту. Последние несколько километров проехали по пляжному песку. По песку я ездить вовсе не люблю, к тому же выяснилось, что мы ехали по рыхлому песочку в нескольких метрах от параллельно идущей дорожки.
Прямо на пляже встали лагерем. Расставили палатки, накрыли столы, приготовили ужин, чай и прочее. Ждём приезда последнего члена тусовки, Ваню Корсака. Часам к 23 появился и он. Теперь нас тринадцать.
За день пришлось несколько раз бортировать резину. На карнавал-шиномонтаж были приглашены Черепаха, Мишутка, и Андрей ПГ.




...
Наутро закипела жизнь. Корсак стал менять покрышки, остальные готовят завтрак и загорают. Точнее дообгорают. Я достал из палатки заначку из загодя купленных круасанов с варёной сгущёнкой и сок. Этой заначкой и позавтракал. После завтрака занырнул в море. Водичка прохладная, бодрит. Утром купание в море – самое то!



Часть дороги прошли по асфальту. Потом ехали вдоль полей и виноградников по технологическим дорожкам, рубились сквозь кусты и канавы. Немного проехали вдоль полотна железной дороги.
Посмотрели грязевые вулканы на какой-то горке.



Днём по дороге в каком-то населённом пункте поели в кафешке.


Заехали проинспектировать строящийся мост через Керченский пролив. Да-а-а!!! Налоги наши ушли в жо…! По назначению. Охрана даже не поинтересовалась, куда это банда на мотоциклах едет, и чего так много везёт в мешочках да рюкзачках. Заехали на ближайший холм, посмотрели на растраченные налоги с высоты, сделали фотки и поехали дальше.




Покатались по холмам, заезжая на достаточно крутые склоны. Пока это у меня не вызывает трудностей. Но это только пока! В середине дня ломились по пляжу. Прямо по песочку среди отдыхающих. Разок даже проехал по чьим-то тапкам. Ненавижу я этот противный мягкий тёплый жёлтый песочек. Ехать можно только по кромке прибоя по мокрому песку. Не! Спортсменам из нашей команды песок только в радость. Едут на своих KTM-ах среди сисястых тёлок. Машут им приветственно ручкой, а те им в ответ улыбаются. Мужики тёлок свирепо и с завистью смотрят в след спортсменам. Мне же, как неопытному мотто-эндуро-туристу, приходится ехать по кромке пляжа у воды и довольствоваться лишь возможностью наехать на чьи-то тапки, сломать удочку или обрызгать кого-то смесью воды с песком и ракушками. А в прочем это тоже романтика.
Долго ли, коротко ли, но день клонится к вечеру. Всё по тому же пухляку упёрлись в конце пляжа в небольшую протоку. Там, между морем и песчаным холмом, мы и встали лагерем. Ни травки, ни деревьев, ни тени… но нет и народа, зато есть море, дельфины, чайки и прочие водоплавающие засранцы. Да, есть ещё местные собаки. Суки, с какого ракурса не посмотри. (Это утверждение поймёте чуть позже.)
Как только приехали на место лагеря, сразу накрыли столик, поставили на него бутылочки с бухлом, рюмочки, пошинковали плесень с сыром, колбаску, хлебушек. На палящем солнце спиртное испаряется, сыр становится плавленым, плесень вырастает в большой подосиновик, колбаса жарится. Пожирателям всего этого разносола хочется залезть в ещё прохладное море. Спиртное пришлось привязывать на верёвку и кидать для охлаждения в море. Чтобы спиртное не унесло, другой конец верёвки привязывали к стулу. Так меняя спиртное для охлаждения, всякий раз пытались вместе с бутылкой кинуть в воду и стул, привязанный к ней.


Пока народ был ещё в сознании и окончательно не перегрелся, натаскали дров в виде топляка, поставили палатки. Pate вскоре лёг спать, и до утра мы его не видели. Пока мы устраивали лагерь, к нам в гости приплыли дельфины. Они некоторое время плавали у берега, показывали нам спины и фыркали. Ближе к ночи, когда стало прохладнее, я приготовил ужин. При скромном выборе продуктов, я старался, как мог. Приготовил рис с тушёнкой. Добавил немного пассированных овощей и приправ. Не ресторан, конечно, но есть можно. Самые стойкие дождались и чая у костра.
Вечером, после захода солнца, становится прохладно. Походил немного по песчаной насыпи над лагерем, посмотрел на звёздное небо, на море, озяб немного и пошёл в палатку переваривать ужин.




...
Утром было прохладно, но с восходом солнца быстро теплело, и вскоре наступила дневная жара.


Когда завтракали, в лагерь пришла местная собака. Её немного побаловали. Когда она своей покладистостью усыпила нашу бдительность, и мы принялись собирать палатки, она из чувства исключительной благодарности спёрла целый батон сырокопчёной колбасы Сука!!! Погоня ничего не дала. Она знала все пути отхода лучше нас. Осталось надеяться, что её замучает сушняк от солёной колбасы и ей придётся пить солёную воду.
Немного проехали по пляжному песку, потом мчали вдоль полей.





На щебенчатом грейдере все покрылись пылью. Въехали в заповедник, и как-то незаметно начались горы. Приходилось ехать по узким лесным дорожкам. Деревья и кустарники над дорогой смыкались сплошным пологом. Ехали, как в зелёном туннеле со слабым освещением. Здорово! Пришлось преодолеть несколько крутых спусков и подъёмов. На некоторых я пребольно падал, но, всё же, преодолевал их. Свалившись, буквально, с одного из крутых спусков, оказались на пляжах озера Сукко. Там засели в кафешке. Народ стал жрать шашлыки и салаты, а я отдыхал.


После отдыха я сдуру попёрся за спортивной частью команды на ту гору, с которой мы свалились. До верха я малость не дотянул. Рухнул. С трудом поднялся. Рядом никого нет, помочь некому. Кое-как добрался до верха. А объездная дорожка была совсем рядом, и нормальные люди проехали по ней.
Начался суровый и пыльный триал. Мне позади всей группы в клубах пыли совсем ничего не видно. Пыль у меня в носу, во рту, за воротником, в глазах, в …, да везде эта пыль. Но такие дорожки мне нравятся. Пока мне ещё не хочется вечером пойти в палатку и горько поплакать. Пока!...
Доехали до местечка Утриш. Vantes и Мишутка нашли хорошее место на берегу в лесочке. Рядом родник, есть даже на поляне тарзанка. Традиционно сперва поставили один стол, налили рюмочки. Потом уже наладка быта. Установлены палатки, разложено барахло, собран второй стол и стулья. Завели горелки, и я приступил к готовке ужина. Рядом в ямке от старого костра развели огонь. Миха Pate снял заднее колесо и под музычку принялся менять подшипники, одновременно принимая ужин. Пили ром, коньяк, разные вина.


Лес, в котором мы встали, состоит из буков, вязов, дубов. Встречается и клён. Поскольку деревья растут не слишком часто, под кронами достаточно света и лес не кажется слишком тенистым.




...
Наутро начался ремонт мотоциклов. Если многоуважаемый Михаил Иванович поменял подшипники в заднем колесе ещё вечером, то такой же многоуважаемый Че стал починять барабанные тормоза утром после завтрака. Был собран консилиум во главе с профессором Pate и кучей лаборантов и подмастерий. В итоге изготовили высокотехнологичную конструкцию. Тут же, пользуясь присутствием сети, продали тайно эту самую конструкцию за приличное вознаграждение в Сколково. Ну, надо же им как-то поддерживать свой имидж наукограда.
Потом Лотос изловчился и сломал регулировочный винт амортизатора, и оттуда потекло масло. В Сколково был в тот день праздник. Им продали тайно, и вполне недорого, массу инноваций в части нанотехнологий. Пока консилиум не был распущен, стали ломать головы и над этой проблемой. В итоге на какое-то время над поляной воцарился гул. Он исходил от генераторов, генерирующих идеи. В итоге и эту проблему решили с успехом.
Но и это было ещё не всё. По причине излишней длины цепи на мотоцикле у того же Лотоса, пришлось удалять из неё лишние звенья. Делать пришлось это обычным надфилем и подручными инструментами. Поскольку здесь думать особо не над чем, а надо тупо сидеть и терпеливо пилить, за дело взялся скромный практикант-лаборант А.С. Скунс. В течении получаса он заработал себе зачёт в диплом по предмету “обслуживание техники в полевых условиях”.




Пока проводились процедуры по реанимации мотоцикла, с моря со стороны Турции на нас надвигался фронт из чёрных туч. Это вызывало некоторое беспокойство. К счастью беспокойство оказалось напрасным, дождь так и не начался.
Долго ли, коротко ли, но, всё же, поехали. Снова ехали по лесным дорожкам под пологом деревьев почти в полной темноте. И снова я наглотался пыли. Солнце жарило нещадно. На открытых местах во время остановок становилось очень жарко. Вышли в Абрау. Встали около магазинчика. У Черепахи снова спустило колесо. Пока он занимался шиномонтажом, народ опустошал полки магазина. Прозвучала команда “Одеть шлемы”, Че выехал из тенька на опять спущенном колесе. Его чуть не убили. Посыпая голову пылью с дороги, он опять приступил к ремонту. Его уговорили поставить совсем другую камеру. Наконец-то ему удалось починить колесо. Поехали.


И снова лесные дорожки. Были крутые спуски и подъёмы. Пару раз я приложился, но не страшно. Спасла экипировка, в основном тёмные очки и шёлковый подшлемник.




К вечеру приехали к водохранилищу и встали лагерем у небольшой речушки. Место отличное, тенёк, дрова, чистая вода. Помылись в пресной воде, постирались и приступили к обустройству лагеря.
Поставили столы, выложили снедь, приступили к готовке еды. Я хотел мелко порезать овощи, но Pate предложил их потереть на тёрке. Андрей ПГ предложил свою тёрочку размером с пол сигаретной пачки. За не имением альтернативы, Михаил Иванович принялся тереть морковку на ней. Вдруг поступила, и весьма своевременно, информация о том, что у Че есть тёрка вменяемых размеров. Процесс сразу ускорился. Натёрли морковки, нарезали мелко репчатого лука, пассировали всё это в масле, добавили туда тушёнку, специи, как следует обжарили. Одновременно на другой горелке варились спагетти. Когда они были готовы, все ингредиенты были смешаны. Получилось очень даже съедобно.
Пока готовили ужин, вечерело. В начинающихся сумерках в лагерь прокрался вражеский разведчик. Крошка енот, мило улыбаясь и вежливо раскланиваясь, ходил по лагерю и проверял содержимое кастрюлек, сумок, рюкзаков и карманов. К людям он подходил очень близко и убегал из лагеря неохотно. Охотно позировал на фотокамеру. Корсак попытался поймать его курткой, но тот пулей влетел на дерево, уселся на развилке и оттуда наблюдал за лагерем. Он там долго сидел и как спустился, никто не заметил. Ближе к ночи подтянулась вся енотья банда. Их было уже трое, и они явно брали лагерь в кольцо.
Перед сном всю еду со стола попрятали по палаткам. Когда все уже спали, я слышал из своей палатки шум и грызню на кухне. Вышел посмотреть. Еноты опрокинули стол и стулья и ругались из-за остатков съедобного. В конце концов мне надоело наблюдать за воришками, и я пошёл спать, оставив лагерь на волю захватчикам.




...
Утро было весёлым. Выйдя из палаток, мы наблюдали последствия ночного дебоша енотов в лагере. А кое-кому пришлось подсчитывать убытки. Еноты проели дырки в запасном паралоновом воздушном фильтре от KTM-а Мишутки. Так же они умудрились прокусить банку с тушёнкой в месте, где она была помята и вылизали то, что из дырки вытекло. Верещагин оставил свою куртку на свежем воздухе, а в кармане семечки. Куртку еноты не тронули, а вот все семки выгребли и съели.
У Вани Корсака еноты стащили рюкзак, в котором были шоколадные батончики. А помимо них в рюкзаке были рация, кредитная карта, деньги, насос, ключи от дома и прочее. Не сразу поняли, что это проделки енотов, но просто так сам рюкзак уйти не мог. Недалеко от палатки обнаружили что-то из рюкзака, тогда встали цепью и пошли прочёсывать лес. Метрах в ста в гору от палатки нашли искомое. Рюкзак был выпотрошен дотла. Но всё ценное нашлось в радиусе метра, кроме батончиков. Рюкзак воришки не смогли унести дальше, так как он зацепился за корягу.
Почти сразу после старта начались затяжные подъёмы и спуски. Нападался я вдоволь. Отбил себе и ноги и руки. На некоторые подъёмы я сам заехать не сумел. Пару раз на моём мотоцикле заезжал Мишутка, раз Черепаха. Мне до них пока далеко. Всё это действо происходит на страшной жаре. Я на одном из привалов выжал из футболки грамм триста воды. А сколько в куртке осталось, я и не знаю. Куртка, кстати, за ночь не успевала просохнуть. За день я, наверное, выпотеваю пару килограмм, а к вечеру приходит страшный сушняк. На крутые подъёмы почти все заезжают сами, но не все с первой попытки. Спуски тоже очень крутые, но они мне как-то легче даются. На спусках я не падаю. И подъёмы, и спуски покрыты камнями, которые под колёсами рассыпаются в разные стороны. Ехать по ним не комфортно, мотоцикл бросает из стороны в сторону. Иногда это приводит к падению.



Уже под конец дня недалеко от места ночёвки я влез в отличную жижу и влип в неё намертво. Еле втроём меня достали оттуда. Под конец моего спасения к нам присоединился четвёртый. Я весь выпачкался с головы до ног. Мотоцикл, до этого момента будучи чистым, превратился в сплошной ком грязи. А грязь оказалась очень липкой и жирной. Когда я приехал в лагерь, то снял шлем и куртку, а в остальном нырнул в ручей и немного отмылся. Грязь оказалась такой липкой, что даже в воде никак не хотела отмываться. Потом набрал воды в бутылки, отмыл, как смог, баулы. Часть этой грязи в дальнейшем я на себе привёз домой, и только дома смог отмыть и отстирать её.
Наконец-то поставил палатку и стал вынимать содержимое из баулов. Одна банка тушёнки при падении лопнула, и из неё вытекло немного ценного сока. Ну, значит, созрела, подумал я и отнес её к месту приготовления ужина. Немного отдохнув с дороги, приведя себя в порядок, насколько это было возможно, взялся за приготовления ужина. Уж чего я в тот вечер готовил, не помню, но старался очень. Всем понравилось. Главным тостом в тот вечер был тост: “За нашего спасителя! За Мишутку!!!” Потом был чай с лимоном и мёдом. А потом всё…Сил совсем не осталось, а из соседних палаток уже давно слышится храп. Морфей вступает в свои права и навевает всякие похабные, и не только, сны.




...
Утро было туманное. Вещи после стирки так и не высохли. Одел всё, как есть. На теле сохнет быстрее, да и свежести добавляет.


Недалеко от лагеря находился посёлок. Там купили провиант, а я купил себе расчёску. Свою я дома позабыл. Теперь у меня есть мечта, я хочу расчесать бороду и остатки былой роскоши на голове.
Снова горы. На этот раз подъёмы были проще, но спуски весёленькие, то колея, то камни. Было несколько бродов. Один раз я сильно приложился почти на ровном месте. Согнул защиту левой руки и отломал край ручки сцепления. Теперь она у меня, как у матёрого эндураста, укороченная.




В целом, мне этот день понравился больше, чем предыдущие. Ехалось как-то проще. Снова были спуски, подъёмы и броды. К концу дня доехали до некоего Дмитрия Данилевича. Нам показали неплохое место у реки для лагеря. Встали в тени вязов и буков. Когда ставили столы, кто-то показал мне на шевелящиеся на земле листочки. Я как дикий и свирепый скунс бросился на неизвестную добычу. В моих цепких руках оказался крот. Очень шустрая и сильная зверюга, однако! Я еле смог его держать в руках. Сильными передними лапами этот небольшой экскаватор легко разжимал мои пальцы. Хорошо ещё, что он меня не укусил. Когда я его отпустил, он буквально за несколько секунд исчез под землёй. К слову сказать, грунт здесь очень плотный и каменистый, колышек от палатки не удаётся воткнуть. А крот зарылся.
Народ пошёл к Данилевичу есть и бухать. Его самого пока нет на месте. Вскоре и он нарисовался. Это мужик достаточно крупного телосложения, по виду за шестьдесят лет, с отдышкой. Видно, что пил он не только нарзан, а скорее и вовсе его не пил. Несёт бодро всякую ахинею, пытаясь дешёвыми шутками развлечь пьющую публику. Пластинка его, похоже, затёрта до дыр, но слушатели по большей части разные, вот и канает до поры. Меня он как-то быстро утомил своим пустозвонством, и я отправился в лагерь готовить себе ужин. Остальным в этот вечер еда не потребовалась.
Местные охотники пригласили нас помыться в бане. Я не стал, а народ не отказался. Место, где мы встали лагерем, находится на месте бывшей зоны. Один из охотников является внуком бывшего начальника зоны. Он ещё мальчиком приезжал в посёлок при зоне к бабушке и деду отдыхать летом. Сюда даже раз в день ходил рейсовый автобус. Теперь от посёлка почти ничего не осталось. Часть земли выкупил этот внук, часть Данилевич для своего самогоноварения, часть ещё кто-то. Воду провели себе прямо из местного ручья, что впадает в реку, у которой мы встали. Рядом пасутся чьи-то козы, кудахчут куры, бегают мелкие вырождающиеся собаки, продукт многолетнего инцеста.










К вечеру в лагере совсем опустело. Под кваканье лягушек в реке и перезвон птичек в кронах деревьев, я в одиночестве принимал ужин и пил чай. Красота! Никто не мешает и не шумит. Уже когда совсем стемнело, народ стал возвращаться в лагерь. А меня сморило что-то, и я отправился спать. Уже сказывается усталость, накопленная за несколько дней. Вроде обещают дождь.




...
Дождя ночью не было. За завтраком решили сходить на водопад. Он совсем недалеко, минут двадцать – тридцать ходьбы. По дороге на больших камнях около воды грелось много толстых больших ящериц. Я пытался их изловить, но не успешно. Они хоть и толстые, но очень шустрые. Дошли до самого водопада. Место не сказать что бы очень примечательное или какое-то особенное. В любом случае, прогулка не помешает. Водопад вытекает из пролома в высокой каменной стене. Стена эта отходит перпендикулярно от ручья в обе стороны и проходов в ней не видно. Наверх тоже забраться невозможно без снаряжения. Камни покрыты мхом и очень скользкие.







По возвращении от водопада, народ осел у Данилевича и день отдыха что-то растянулся. Андрей ПГ занялся заменой колодок и подшипников в колёсах. Заднего суппорта у него вообще нет, сломался по дороге, и его пришлось демонтировать. Кстати сказать, и у меня на мотоцикле заднее колесо имеет небольшой люфт. Но я не взял с собой подшипники, так что менять всё равно не на что.
Момент отъезда всё же настал. Опять ехали по лесным дорожкам с лужами и глиной. Крутых подъёмов и спусков не было. За то было изобилие ручьёв, бродов, глубоких грязных луж. Прямо всё, как я люблю. По дороге встали около огромного дуба. Мне кажется, что ему больше пятисот лет, а может и под тысячу.



От езды по жидкой глине, мотоциклы покрылись хорошим слоем грязи. Недалеко от места вечерней стоянки, в одной из речек в броде мы остановились и, как могли, отмыли мотоциклы и себя.









Лагерь мы разбили на месте туристической стоянки. Здесь есть костровища, столик и лавочки, рядом речка. Приняли ванну в холодной речке, постирались, поставили палатки. Между деревьями натянули верёвки и развесили на них сушиться шмотки. Место влажное и обещают дождик, так что есть вероятность, что вещи не высохнут.
Я приступил к приготовлению ужина. Верещагин “Pate” поставив палатку, сразу завалился спать и до утра его не видели. Остальной же народ посидел за столом, покушал, выпил. Погрелись у костра, разведённого Андреем ПГ.
Плохо, если действительно будет дождь. Грунт здесь глинистый, и ехать будет трудно.




...
Дождь наутро всё же пошёл. Судорожно собрались и в дорогу.


Часть отряда поехала смотреть остатки заброшенного моста. Другая, менее ретивая часть пошла по треку. Поначалу вроде ничего, но потом!!!... А потом началось. Дорога намокла, и верхний её слой превратился в липкую, жирную глиняную массу. Глина налипла на моторы, колёса, ботинки,….. Да на всё она налипла!!! Резиновые ручки на руле покрылись толстым слоем глины. Она присохла и превратилась чуть ли не в керамические накладки, которые очень неохотно поддавались удалению. Глина была у меня даже между булок. Она просочилась туда, будучи жидкой. Между сидением и жопой образовалась клеевая масса. При необходимости встать она этому препятствовала, так как штаны крепко прилипали к сидению мотоцикла.
В колеях ехать совсем плохо. Стали попадаться глубокие ямы с жижей, где многие застревали. У меня совсем кончилось сцепление, еле еду. Господа!!! Никогда не ставьте фрикционные диски EBC. Говно редкое. На одном из подъёмов оно (сцепление) меня совсем покинуло. Кое-как затащили мотоцикл на ровную площадку и принялись его ремонтировать. Я разобрал сцепление, отшкурил металлические диски, добавил в пакет ещё один металлический диск из запаса. Фрикционных дисков у меня было только два запасных. Их и поставили, а два сгоревших вынули. Мотоцикл вроде поехал. Пока занимались ремонтом, я изловил в местной луже тритона.







Дальше дорожка пошла попроще. Я уже было обрадовался, да рано. Выехали на газопровод. Там довольно крутые спуски с колеями поросшими травой. Но и это мы осилили. К этому времени погода разгулялась, дождь давно кончился, греет солнышко, но не палит. Вскоре вышли на хороший грейдер, но очень пыльный, а я на беду сломал очки. Все глаза забились пылью, так как еду я в хвосте колонны. С пыльного грейдера вышли на М4. Последние километры я еду на резерве. Как только выехал на асфальт, сразу заглох. Вот и резерв на исходе. Положил мотоцикл на левый бок. Остатки бензина из правой части бака перетекли в левую часть с краном. На этом запасе доехал до заправки.

Остановились в столовке у дороги и перепачкали им все стулья и пол глиной. Покушали там и поехали дальше.


Видно, что народ устал. Усталость накопилась за несколько дней. У меня болят от ушибов руки и ноги. Кто-то чешется от укусов насекомых. Решили заночевать в гостишке. Есть, где поспать и помыться. Отмыли мотоциклы, на сколько это было возможно. Мне давно пора поменять колодки на переде. От них уже ничего не осталось. Даже сама железка стёрлась почти на четверть и при торможении противно скрипит. Оставил это дело до утра.
Вселился в номер с Андреем ПГ. Он разместился на двуспальной кровати, а я на одноместной. Посидел с народом за столом, потом пошёл в номер, прилёг отдохнуть, да и отключился.






...
Утром сменил передние колодки. Делать особо нечего. Пока сходили в столовую, пока решали, кто и куда едет, день перевалил далеко за полдень. В итоге решили устроить неходовой день и продлить гостиницу.
Отправились на променад. Накупили вина, пива, еды. Потом сходили на берег моря, погуляли по территории санатория. Санаторий этот здесь со времён коммунизма находится. Сейчас же он в запустении. На территории санатория есть небольшой дендропарк. Основные же аллеи состоят из ясеня. На стволах ясеней и под ними всё зелёное от миллионов мелких гусениц. На некоторых деревьях от листочков почти ничего не осталось, только черешки да жилки. Вот гусеницы и мигрируют с дерева на дерево.
Вообще-то место это мне совсем не понравилось. По-моему были мы в Джубге. Всё застроено частными гостиницами. Ближе к морю везде сплошная стройплощадка. Строят быстро и не очень качественно. Да здесь это и не нужно. Важно как можно быстрее закончить гостиницу и сдавать её в сезон за огромные бабки. Ценник за так себе номер здесь в сезон отдыха может легко уходить за 2500 рулей в сутки. В цену не входит еда, да и сервис так себе. Но с другой стороны, юг всегда таким и был. Здесь всегда старались летом сдать любую площадь понаехавшим отдыхающим. Только в моём детстве это были чуть ли не курятники и вагончики, а теперь это номера с удобствами.
Проверил шмотки, вроде всё просохло, но пыльное и грязное. К вечеру от тепла и безделья меня что-то сморило. Пошёл в номер прилечь, Андрей ПГ уже вовсю давит на массу. Лёг я на койку да и вырубился. Несколько раз просыпался, но ближе к ночи понял, что никуда я уже не пойду, разделся и уснул окончательно.




...
Следующий день начался сборами. Поели в столовой, собрали и погрузили свои вещи на мотоциклы. Сделали прощально-рекламные фотографии на фоне дома Александра “Ёжика”. Всей толпой доехали до заправки, там и разъехались. Я, Андрей ПГ, Амир, Сергей Интрудер поехали в сторону Ачуево по асфальту, остальные в горы по короткой дороге. Начинался дождь и нам четверым в мокрых горах делать нечего. У меня почти нет сцепления, у ПГ сильно задымил двигатель, Амир плохо себя чувствует, а Серёге на его корове в грязи уже надоело падать, да и дорожка обещалась быть не из лёгких.
По дороге у ПГ так сильно стал дымить двигатель, что решили остановиться и посмотреть в чём дело. Ничего на поверхности не нашли, видно залегли кольца. Ехать за Андреем невозможно. Позади него расстилаются клубы густого едкого дыма, что дышать невозможно. Поэтому ехал он позади колонны. Даже машины от него старались держаться на расстоянии. Остановились посмотреть, что с мотором у ПГ. Ничего на поверхности обнаружить не удалось.


Пока ехали, дождь то начинался, то заканчивался. От дождя и луж мотоциклы немного отмылись от грязи последних дней. По дороге видели две крупных аварии. Одну под Новороссийском, Другую ближе к Славянску-на-Кубани. Часам к шести вечера приехали в Ачуево. Остановились у местного магазина, набрали еды и сладостей, да поехали на пляж в “О! Азис!”. На 270 км пути мотоцикл ПГ сожрал 7 литров масла.
На пляже поставили палатки. Амир помылся, переоделся, вызвал такси и поехал в аэропорт. Ему так быстрее и удобнее. Мы же остались втроём поджидать приезда наших товарищей. Я сходил на море и отстирал свои штаны и футболку от глины. Отмыл ботинки. К вечеру под навесом на горелке приготовили ужин и скромно посидели на берегу моря.




...
На следующий день приехала оставшаяся часть команды. Была мысль, что отдохнув немного, поедем ближе к вечеру. Но народ так устал и промок, что об этом и речи быть не может. Расставили палатки, накрыли стол, стали отдыхать и рассказывать о приключениях последнего дня. На берегу моря для отдыхающих есть всякие сооружения, чтобы скучно не было. Имелся турник, брусья, для детей качели и ещё одна игрушка, которая нам особенно понравилась. Она имитировала ковш экскаватора. Игрушка рассчитана на координацию рук.





Ветер с воды то утихал, то заметно усиливался. Тогда на берегу находиться становилось прохладно. К вечеру вообще заметно холодало. А мне от безделья всё сильнее хочется домой. Основная часть программы давно выполнена.




...
Наутро начались последние сборы, но уехать пораньше видимо не получится. Все расслабились, собираются неспеша. Потихоньку грузим мотоциклы в прицеп и машины, распихиваем вещи, собираем мусор. Ну а мне остаётся только ждать. Тронулись в обратный путь только после обеда. На обратном пути в уже знакомом магазине в Ачуево купил кефира и булок в дорогу, разместился на заднем сидении машины, и поехали. Дальше не особо интересно. Весь день ехали в сторону дома. Иногда останавливались на заправках и перекусить. Ехали и ночью. Под утро Верещагина сменил Андрей Эбботт. Я продолжал сидеть на заднем сидении. Временами я засыпал и находился в полузабытьи. Иногда просыпался и точил булочку с кефиром, общался с Андрюхой. Верещагин мирно спал на переднем пассажирском сидении. В очередной раз я вырубился и сквозь сон почувствовал что-то неладное. Машину сильно шатало, был какой-то шум, крик. Оказывается, Андрей заснул за рулём, и машина врезалась в отбойник. Мы не пострадали, а вот машина была поломана. Оторвало переднее правое колесо вместе со ступичным узлом, об отбойник помяло весь правый бок. Я с просоня даже не успел испугаться. Первая мысль была: “Лишь бы машина не перевернулась, сверху же мотоциклы. Если перевернёмся, тогда мотоциклам хана.” Но обошлось. От переворота в кювет нас спас отбойник. Андрей, конечно же, немного не в себе. Верещагин спокоен. Вызвали эвакуатор, а покуда суть да дело, сгрузили мотоциклы.






Я решил ехать до дома своим ходом, Ваня Корсак присоединился ко мне. Переоделись, погрузили баулы на мотоциклы и поехали. Мне предстоит почти без сцепления, на тяговых звёздах и кроссовой резине проехать около 350 км. Скорость по трассе не больше 80 км/ч. Но до дома я, всё же, добрался. Больше фотографий, видео и отчёты из разных источников об этом и других мероприятиях вы можете посмотреть, зайдя на форум offroadpeople.ru